Выбрать страницу

5 травм по Лиз Бурбо. Бытовые примеры.

Травмы, Психология

Травмы, которые формируются в отношениях заставляют нас стоить отношения определенным образом, защищаясь от того, чтобы не травмироваться вновь уже знакомым нам способом. Отношения превращаются в защиту, где главной целью является сохранение себя, а не построение тесного контакта и вывод отношения в совместное счастье. Последствия травм можно распознать, наблюдая за тем, как ведет себя человек в быту. Если его паттерн поведения устойчивый, то менять партнеров, а также себя в плане внешности и интеллектуальной прокачанности не поможет. Имеет смысл разбираться с изначальной травмой и выходить из нее. Да, это возможно.

ТРАВМА ОТВЕРЖЕНИЯ

Будучи когда-то отвергнутым (на регулярной основе) человек чувствует себя лишним в любых отношениях, да и вообще с другими людьми. Они стремится потеряться и исчезнуть, чтобы его не было видно. Потому что если его заметят, то его могут отвергнуть вновь. Поэтому он изначально предпочитает быть маленьким. Такие люди занижают планку в отношениях — гораздо легче встречаться или с тем, кто не очень нравится тебе или с тем, кому не очень нравишься ты. Таким образом в контакте ты не будешь присутствовать всецело и, максимум, отвергнут лишь кусочек тебя.

Например, он не пришел домой, а она не задает лишних вопросов. И хотя она чувствует, что что-то не так, ее вполне устроит объяснение, что он задержался на работе. Она не лезет к нему, он не будет лезть к ней (не факт). Долгие отношения на далеком расстоянии, которые таковыми и остаются. Вроде у вас кто-то есть, но дистанция до этого «кого-то» безопасна. Он и есть и нет одновременно.

Когда люди знакомятся, они могут выходить из отношений с, в целом, хорошей динамикой развития до того, как достигают точки интимности. Пока оно несерьезно, человеку окей. Но стоит ему начать серьезно влюбляться или всерьез начинают любить его, он выскальзывает из этих отношений.

В быту такие люди могут быть максимально неприхотливы, без желаний и претензий к партнеру. Более того, если начинаешь напрягать партнера, то возможно потом придется отдавать. А если ты в долгу, значит о тебе помнят и ты есть. Если ты есть, ты не можешь убежать и это уже опасно, т.к. все идет к близости, в которой снова могут отвергнуть. В таких отношениях, зачастую, каждый находится в своем углу и на своей волне.

ТРАВМА ПРЕДАТЕЛЬСТВА

На травме предательства все довольно очевидно — человек опасается, что его предадут снова, как когда-то. В отношениях человек с травмой предательства сделает максимум, чтобы обеспечить полную безопасность от сюрпризов со стороны партнера, что означает одно — тотальный контроль.

Отношения с таким человеком зачастую напоминают отношения — начальник-подчиненный, причем воля и свобода подчиненного во внимания не принимаются. Подчиненный воспринимается, как уже выигравший в лотерею тем, что находится вместе с таким прекрасным человеком «как я!». Незаменимых у нас нет — это не про человека, пережившего (но не преодолевшего) травму предательства. Он считает себя незаменимым, и ключевым человеком, как в своей жизни, так и в жизни партнера. Он считает, что может полагаться только на себя и не доверят партнеру.

Партнер лишается свободы, самостоятельности и способности принимать решения, чтоб он там чего лишнего не насвободил и невзначай не предал. «Ты хочешь что-то сделать? Сначала посоветуйся со мной!»

Партнеру также подсознательно гасится либидо, чтобы у него/нее даже мысли не было пойти налево (предательство ж). Партнер в таких отношениях девальвируется из мужчины или женщины в существо нейтрального пола. Отношения могут переводиться в братские, тема сек_а в паре будет потихоньку табуироваться, пока не превратится в невзрачное ничто. И к сек_уальной составляющей будет примешиваться стыд. -Че за фантазии у тебя, нахватался п0рнухе своей? Или у тебя любовник/ца?! Тебя научили?

На травме предательства человек довольно быстро заводит детей и любое движимое и недвижимое имущество, чтобы было, что делить. Чтобы второй стороне, если что, было сложнее уйти и не было стимула предать.

ТРАВМА НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ

Пережив травму несправедливости, человек усиленно пытается доказать, что ему пофиг. Ничто не может его ранить. Да и то травматичное, что с ним случилось/случалось — оно тоже просто пшик, несерьезно и внимания никакого не стоит. Презрение к потенциально ранящим вещам — будь то психологическим или физическим становится практически напускным. Человек игнорит любую боль.

В отношениях у такого человека также появляется псевдо-вера или псевдо-поддержка в другого. «Да ты справишься, ты ж мужик/боец/альпинист! Тока это, уже завтра справься, это срочно. А че ты плачешь? Вот глупыш, мужики не плачут. Я в магазин. Когда приду, успокойся.»

«Ой, ну, все женщины такое делают. Что здесь сложного, готовить, рожать, деньги зарабатывать, мин$т делать с утра (дальше по списку)?!»

На травме несправедливости не только присутствует холодность в проживании собственных глубоких чувств. Человек также отвергает чувства другого, он не хочет ими грузиться вообще. Гнев/грусть/печаль/разочарования/слезы партнера пресекаются очень быстро, и все это вообще не важно, потому что на фоне голодающих и больных полиомиелитом в Африке детей твои проблемы фигня, и ноя, ты ведешь себя несправедливо. Мир слишком тяжел, чтоб ты плакал от такой фигни. Ну, и дальше «ты ж мужчина/женщина/инопланетянин/директор организации/прыгун с шестом».

На негативных эмоциях другого, особенно партнера, в самом человеке вскрывается его непроработанная травма. И так это ему больно, что он не готов туда ни идти, ни смотреть и не хочет триггерить это состояние чувствами партнера. Ведущая психологическая защита такого человека — это отрицание.

Человек с травмой несправедливости может строить «правильную» справедливую для него картину мира, в которой нет места лишним вещам, которые могут нарушить стройность его логики. Таким образом иллюзорная справедливость созданного им мира оберегает его от неидеальной реальности мира настоящего и дает чувство уверенности, что с ним ничего подобного тому, что травматизировало его раньше, больше не произойдет.

ТРАВМА УНИЖЕНИЯ

Травма унижения может делать человека мазохистичным и, как следствие, он делает своего партнера садистом.

Представим себе ситуацию, в которой разворачивается горячий спор.
Она, совершенно неожиданно: Ну, ударь меня, что ты руку поднял!
-Да я вообще не собирался тебя бить!
-Ага, конечно. Рано или поздно ударишь.
Партнер, в мыслях: «А что так можно вообще? Попробовать может, раз она так уверена…»

Травма унижения ведет к тому, что человек извлекает из своего партнера/ши любой возможный негатив и опускает его на самое дно поведения. Все для того, чтобы продолжать делать себе больно. Происходит это совершенно неосознанно, просто человек уверен, что с ним надо только так.

Все, кто знают эту пару уверены, что человек с травмой унижения живет с настоящим монстром.
-Я могу доесть это?
-Доешь, конечно.
Через несколько часов.
-Ты съел все вкусняшки и ничего мне не оставил! Как ты можешь, ты меня не любишь!

-Мы заведем с тобой ребенка и я буду с ним сидеть первый год.
-Точно? У меня очень интенсивный год и новая работа. Может отложим на год?
-Нет, все нормально.
Родился ребенок.
-Ты мне совсем не помогаешь!
-Я знаю, прости, мне очень тяжело в этом году, мы же с тобой обсуждали.
-Ты оставил меня в одиночестве, ты меня игнорируешь, ты меня не любишь и ребенка своего тоже не любишь, он тебе не нужен! (обратите внимание на перенос унижения с себя на другой объект).

Отловить травму унижения на ранних стадиях отношений довольно трудно, т.к. она проявляется уже в глубокой фазе, когда человек может расслабиться и позволить себе страдать от того, кого любит. По проявлению она обратна травме предательства. Человек не идет в контроль и контр-зависимую позицию, а ведет себя по принципу — чем мне хуже, тем лучше.

Для окружающих этот формат отношений очень путанный, т.к. в нем есть явный злодей и жертва. Однако мотивация человека с травмой унижения не менять в них ничего и делать себе больно, т.к. только так он чувствует себя живым и получающим внимание (хоть и негативное).

ТРАВМА ПОКИНУТОСТИ

Человек, испытавший травму покинутости, ищет контакта и связи. В отношениях он стремится к максимальному слиянию, чтобы его никогда не покинули снова. Травма покинутости — ковровая дорожка к зависимым отношениям.

-Я с друзьями пиво попить!
(угрожающее молчание)
-Ты обиделась?
-Я не обиделась. Иди. Всего хорошего.
-Я вижу ты обиделась, я не пойду.
-Поступай как знаешь.

С травмой покинутости человек идентифицируется с партнером и последний становится частью его ДНК. Поэтому любая попытка партнера делать что-то самостоятельное или иметь свою собственную внеотношенческую жизнь будет восприниматься, как угроза того, что человека бросят. Желания сливаются. Если Я не хочу пива, то и ТЫ не хочешь его. Шагать можно только вместе и только в унисон.

-О чем ты думаешь?
-Да так, ни о чем…
-Я вижу по глазам, что у тебя проблемы, а ты от меня скрываешь. Ты меня обманываешь.
-Просто проблемы на работе…
-Понятно. И ты мне не рассказываешь. Но меня это тоже касается. В чем дело? Ты меня не любишь? Давно проблемы? Кому ты рассказываешь?

И так бесконечно. Любая попытка партнера быть в своем собственном безопасном уголке и иметь свою индивидуальную жизнь и свободу, будет пересекаться, как опасная. Женщины с травмой покинутости чаще всего попадают в такую двоякую ситуацию, что они яростно порицают измены любого плана и вообще вычищают вокруг себя пространство от любого намека неизвестности со стороны партнера. Но на каком-то этапе сами неожиданно находят любовника. Все потому что подсознательно одного мужчины им может быть мало — один партнер может бросить, а два безопасней. Слияние сильнее, когда есть два объекта. Такие люди не могут вести легких романов, любые отношения приводят к железной спайке.

Ну и наоборот, конечно, тоже. Пока жена дома каши варит, с детьми сидит и вообще не работает, хотя у нее 4 высших образования — он знает что так она точно никуда не денется, а другая женщина хлопочет по совсем не-детским вопросам. Обе находятся на коротком поводке в пространстве этого мужчины, где он точно знает, где в любой момент одна, где вторая или, как минимум, страстно стремится это знать всегда.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Любая травма ведет к нарушению доверия. Понятно, что последствия травм формируются не у всех и два человека пережившие одно событие или похожее отношение к себе в детстве могут выйти с разными последствиями. Но в случае, когда негативные последствия травмы все же формируются, именно они, а не сам человек начинают полностью  контролировать отношения и близость. Человек находится в одном из 5 видов поведения и он не в это силах изменить. Как травматик он может ожидать изменения от партнера, но партнер лишь выполняет свою роль, на которую изначально был назначен. А то и сам, являясь травматиком отыгрывает свою роль, из которой не в силах выйти. Проработка травм ведет к изменению поведения в отношениях. К изменению самих отношений. Иногда к трансформации существующих, иногда к нахождению новых. И главное, что их проработка ведет к внутренней свободе, в которой можно не защищаться от опасности, а строить то, что нравится.

Подробнее о видах травм, а также их ресурсах я рассказываю на психологической группе «Ресурс травмы». Если вы хотите бережно поразбираться в себе в пространстве небольшой закрытой группы, зарегистрироваться можно тут: ru.borisherzberg.com/prorabotka-psiho-travmy

Для тех, кто хочет разобраться в собственных слепых пятнах в построении отношений, для вас есть курс «Прокачай себя для отношений»: otnoshenia-kurs.borisherzberg.com Курс в записи, с упражнениями во время и после каждого урока на практическое изменение того, как вы выстраиваете отношения. 

Контакты

Борис Герцберг
Личный астропсихолог

Тел./ WhatsApp / Viber:
+972 544 810222
mail@borisherzberg.com
Telegram: @gercberggrabli

Соц.сети

Подпишитесь на обновления в блоге!

Поделитесь статьей: